Главная \ Новости \ "Детдом не заменит ребенку семью" - считает П. Астахов

   "Главное для каждого ребенка быть счастливым и расти в заботливой и любящей семье!
   Благодаря участию каждого из нас в судьбе хотя бы одного ребенка, мир для него станет ярче и теплее, а это так важно для каждого малыша, оставшегося без родительской опеки!”

Т.Ю.Телегина

    В учреждении с  21 сентября 2015 года работает школа приемных родителей: среда с 18.00 до 21.00 и суббота с 10.00 до 13.00, адрес: г. Москва, ул. Вешняковская, дом 27а, тел. конт. 8(499)373-75-63.    В целях реализации комплекса мер, направленных на формирование в обществе ценностей семьи, ребенка, ответственного родительства Вам предлагаются для скачивания рекламно-информационные материалы: 1. видеоролик - «Супергерои»  httрs://сlоud.mаil.rulрuЫiс!МаSи/uсXRhnfC3; 2. видеоролик - «Объявления» httрs://сlоud.mаil.rulрuЫiс!Мсеn!сvxсWq6wW ; 3. интернет-баннер «Объявление» - https://cloud.mail.rulpublic/Csch/emCdZFtr7, https://cloud.mail.rulpublic/2r1 S/Lm9U89ymF;4. интернет-баннер «Супергерои» - https://cloud.mail.rulpublicIJS8A/ypKjCМm23https://cloud.mail.rulpublic/Eyvk/2qMafun9X.

"Детдом не заменит ребенку семью" - считает П. Астахов

« Назад

22.07.2015 23:59

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка считает – ни один даже самый великолепный детдом не заменит ребенку семью.
                                                                                                                 

  Уполномоченный при Президенте по правам ребенка рассказал, как изменилась ситуация с сиротами за последние 5 лет
                                                                                                                 

Если полистать странички в социальных сетях Уполномоченного по правам ребенка, останется только развести руками: сплошные сводки новостей: «убили, изъяли, связали», фотографии из детских домов и инспекционных проверок по всей России.
  
На все упреки в странном пиаре Павел Астахов отвечает - все это для того, чтобы рассказать правду и привлечь внимание к детям! И добавляет - результат ведь есть!

- Павел Алексеевич, как так получилось, что за последние пару лет в стране стали активно закрывать детдома, а количество детей-сирот стало заметно снижаться (см. табличку)? Долгие годы их усыновляли не очень активно, а тут вдруг раз — и всех раздали!
- Детским вопросом глубоко вообще никто не занимался со времен революции 1917 года! И когда я пришел на пост Уполномоченного, мы с командой проверили 3600 с лишним детских учреждений. Я видел очень разные детские дома, от самых прекрасных до самых ужасных.
  Есть области, где интернаты являются градообразующими предприятиями! Например, в поселке Пионерский Забайкальского края. Пока там девочки не стали снимать на видео, как они бьют малышей — никто ничего не делал. Интернат был расформирован, потому что выявились многочисленные нарушения прав детей. Но на это учреждение работал весь поселок. Вот как их закрывать? Какая в тайге альтернатива? Ни заводов, ни предприятий, поселок вымирающий. Но оставлять учреждение, где измываются над детьми, тоже нельзя.  
   Были детдома, которые растят клиентов для колоний. Ижевский детский дом №1 за три года превратился чуть ли не в "малину". 
  В Бурятии дети просто вербовались местными группировками с 10 лет для краж и воровства.

   Такие детдома мы закрываем сразу. Потому что если криминальная субкультура поселилась в детдоме, вы уже ничего с этим не сделаете. А директора этого не видят. Например, я сперва не мог понять, что за странные приспособления лежат в тумбочке — зарядные устройства для телефона, но с оголенными проводами. Они у каждого второго мальчика были. Думал, они что-то мастерят. А это форма зависимости — ребенок ложится спать, включает прибор в розетку, и приставляет оголенные провода либо к языку, либо к половым органам. И получает кайф. А директор, оказалось, тоже не знал для чего используют зарядки... - Многие сотрудники детских домов выступали против их закрытия. И сами дети тоже.
   Б
ольшинство аргументов, которые приводят сотрудники детских домов, направлены на то, чтобы сохранить свое рабочее место. В среднем по России в детских домах на одного ребенка приходятся по двое взрослых! Но вы уверены, что эти два взрослых дадут результат лучший результат, чем семья? У нас даже были случаи, когда педагоги подбивали детей на бунт! В Реутовском детском доме на 12 детей было 56 воспитателей. И все хотели остаться! Мы дали им год, чтобы трудоустроиться, чтобы детей можно было перевести в Наро-Фоминский детский дом. Но воспитатели этого не сделали. И это не единичный случай.
   В Петербурге было то же самое. Сидит директор детского дома и говорит: у меня 90 детей, я ни одного не отдам в семью, им здесь лучше. Начинаю смотреть — на 90 детей у них 200 человек персонала, пять автомобилей, три массажиста, три бухгалтера, фабрика-кухня, фабрика-прачечная... Это целое государство под властью директора! А финансирование подушевое, по сто тысяч рублей на ребенка ежемесячно. Зависит от региона, но в среднем, дешевле 50 тысяч ребенок не обходится нигде. Одного отдали — минус миллион двести тысяч рублей в год. Отдали десять — 12 миллионов в год!
    Но самое главное – эффект от этих вложений какой? Кого мы получаем на выходе из детского дома? Зачастую не совсем адаптированную к самостоятельной жизни личность. Не лучше ли тратить эти колоссальные средства на поддержку родной семьи или помощь приемным родителям?

 - А как быть с детьми, которых никто не усыновит?
 - Самые тяжелые интернаты - для умственно-отсталых детей, для ребят с тяжелой инвалидностью. Там содержатся дети, которых достаточно сложно устроить в семью. Более того, у большинства из них есть родители. Но они просто не в силах обеспечить специальный медицинский уход, оборудование. Но и таких детей устраивают к приемным родителям — обычно ими становятся те, кто в этих интернатах работает.
  В Павловском интернате нянечка взяла сложного мальчика, в Вологде сотрудница взяла в семью девочку с тяжелой умственной отсталостью. В Талдоме так было — оставалось 15 детей. Из персонала отобрали и подготовили приемных родителей, которые забрали оставшихся детей. Это один из выходов для тех, кто чувствует свое призвание в работе со сложными детьми — стать приемными родителями.

  - Допустим, часть сирот взяли сотрудники. А остальных куда?
  - Почему дети стояли в очереди в детские дома? Потому что лишали родительских прав повсеместно. Когда я представлял свой первый отчет президенту в должности уполномоченного, количество случаев лишения родительских прав в предыдущие годы достигало 90 тысяч в год. Я стал лично разбираться с особо резонансными изъятиями: Воронеж, Нижний Новгород, С-Петербург, Москва. Родную семью не надо разрушать по первому звонку! Стали заниматься помощью родной семье, реабилитировать ее. И в прошлом году - только 36 тысяч случаев лишения родительских прав. Еще много отказных детей — 4 с половиной тысячи в прошлом году было. Но десять лет назад было по 12 тысяч в год!
   Я с первого дня на этом посту добивался создания двухуровневой системы сопровождения приемных семей. Сейчас в каждом регионе есть школы для будущих приемных родителей, есть служба сопровождения. Такого нет ни в одном другом государстве!
    Мы добились создания банка будущих приемных родителей. На 1 января 2015 г. в нем было 24,5 тыс. семей.

- Если будущие приемные родители проходят такую серьезную подготовку, почему есть случаи, когда детей берут ради выплат или ради работ не сезон, а потом возвращают назад в детдом?
  - Это единичные случаи. Бывает приходится детей возвращать из-за ненадлежащего ухода и воспитания. Но в целом, для ребенка приемная семья лучше детского дома. Без денег ребенка не вырастить – это факт, помогать приемным семьям надо.
   Но и следить за тем, чтобы ради денег детей не брали, необходимо. На Кубани, например, платят по 20 тысяч на ребенка в месяц приемной семье. Губернатор поступил мудро, сказал: пять детей на семью, больше не дам!
   Если смотреть по цифрам, вторичного сиротства стало в два раза меньше. В большинстве случаев, это возвраты из-под безвозмездной опеки. Это когда изъяли у мамы-пьяницы дочку, она попала в детский дом. Приходит бабушка или тетя, и говорит — я ее заберу. И она забирает ее под безвозмездную опеку. А через год эта бабушка или тетя жалуется: девочка ругается матом, пьет, ворует деньги, бьет меня, убегает из дома, заберите, я не справилась! Не отдать ребенка мы не можем, потому что это близкий родственник. Очень редкий случай, когда отказываются от усыновленного ребенка. За 2014 год таких было 83 ребенка на всю страну. Но в эту статистику входят и решения суда по спорам между родителями.

    А в целом за 5 лет детей в детдомах стало почти в два раза меньше и это радует.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить